Мэр Краснокамска сбила женщину и ребенка на пешеходном переходе

Мэр Краснокамска сбила женщину и ребенка на пешеходном переходе

Пострадавшие переживают, что дело могут «замять»

Перекресток, на котором мэр наехала на людей, оборудован знаками «Пешеходный переход»: рядом школа и детский сад.

Пока Сережины одноклассники исправляют четвертные оценки, сам он с перебинтованной ногой мается в четырех стенах. Спасают книги, компьютер и телевизор. Чтобы подышать воздухом, 9-летнего парня на руках выносит на улицу хрупкая мама. Сажает на лавочку, а через полчаса тащит на себе на второй этаж. На одной ножке не попрыгаешь: хлипкие ступеньки дома, где живет юный спортсмен, разваливаются.

Подходим к двухэтажному бараку, где живет мальчик. К подъезду катимся по ледяной горке. Внутри, пока глаза привыкают после яркого света к темноте, наступаем на трухлявую доску. Ботинок застревает между половицами. Дальше на второй этаж идем уже очень осторожно по скрипучим качающимся ступеням. Двери открывает Наталья, мама Сережи. В руках — тарелка с домашними пельменями.

— Сейчас сына накормлю и пообщаемся, — приглашает в комнату женщина, она работает администратором в торговом комплексе. — Поймите, он у меня единственный. В тот день ждала его из школы, и вдруг звонок от классной руководительницы: «Сережу на пешеходном переходе сбила машина!» Как?! У меня ноги подкосились, собралась, полетела.

Педагог сказала, что бежать нужно в больницу, виновница ДТП повезла Сережу в приемное отделение. Там выяснилось, что пострадавший не один, а двое. Иномарка сбила еще и женщину, которая тоже переходила дорогу.

— Залетаю в больницу и вижу рыдающего сына, которого вывозят в инвалидной коляске с рентгена, — вспоминает Наталья. — Увидела виновницу аварии и не сдержалась: «Ты куда смотрела?» А та молчит, глаза опустила.

— Мы переходили дорогу, справа машины остановились, а слева — темная Renault Megan прямо на нас едет, — рассказала пострадавшая в том же ДТП женщина. — Я даже среагировать не успела, как оказалась на асфальте, получила сильнейший удар по ноге, все колено содрано, а Сережке она колесом на ступню наехала. Парень кричит от боли, я ей по машине стучу.

— А когда машина с ноги назад съезжать начала — еще больнее стало, — всхлипывал Сережка.

На следующий день Сережиной маме позвонили знакомые и сказали, что за рулем иномарки была мэр Краснокамска Юлия Потапова.

— Да мне хоть мэр, хоть министр, главное, чтобы виновный ответил за то, что натворил, — говорит Наталья. — Мой сын пострадал, его трясло, он испытал нервное потрясение, я к психологу его вожу. Сейчас я очень переживаю, что дело могут «замять», что законы у нас часто только для простых людей писаны. Нет, она не звонила нам и помощь не предлагала.

Мы едем в мэрию. Черные кучи снега вдоль дорог, лужи на остановках и нависающие шапки снега с крыш. Наш водитель осторожно лавирует между ямами на дорогах. Самые большие заложены кирпичами.

— А Юлию Анатольевну сегодня в Пермь вызвали, до обеда точно ее не будет, а вечером у нее совещание, — расстроила нас секретарь. — Я вам приглашу сотрудника по работе со СМИ.

— Нам бы про аварию поговорить, — спрашиваем.

— У меня указание, этот вопрос мы не комментируем, — ответила сотрудница, ответственная за СМИ.

— Тогда о самой Юлии Владимировне расскажите, о ее работе — она ведь всего год мэром работает…

— Это готовить нужно, присылайте вопросы, мы напишем вам пресс-релиз. И отчет за 2016 год у нас пока не готов, поэтому я даже на наш сайт вас не могу перенаправить.

Пешеходный переход, где все случилось, находится в Краснокамске на улице Чапаева. Со всех сторон оборудован знаками «Пешеходный переход» на ярком желтом фоне: рядом находятся школа, поликлиника, детский сад.

— Первоклашек у нас всегда встречают — провожают родители, а со второго класса ребята ходят самостоятельно, — рассказали нам в школе, где учится Сережа. — Мы их после уроков никогда просто так не отпускаем, всегда проговариваем: «Никто не забыл, как дорогу переходить? Сначала остановиться, посмотреть, и если машин нет — тогда идти». Мы в шоке, как можно было не заметить прямо перед собой пешеходов? Говорят, что она по телефону разговаривала в этот момент.

Но в ГИБДД нам эту информацию не подтвердили, распечаток с телефона дознаватели пока не делали, но очевидцы говорят, что телефона в руках мэра в момент аварии не было.

Как нам рассказали в ГИБДД Краснокамска, во время дознания Юлия Потапова объяснила, что пешеходный переход она заметила метров за 20 и снизила скорость с 10 километров в час до 5, но людей не увидела, так как в этот момент ее ослепило солнце. Сейчас за оставление места ДТП главе Краснокамска придется оплатить штраф 1000 рублей.

Дальнейшее наказание зависит от того, как экспертиза оценит тяжесть полученных травм. Если был нанесен тяжкий вред здоровью — то виновнику грозит уголовная ответственность, если легкий — административная. В ГИБДД говорят, что второй вариант более вероятен. А это либо штраф от 2,5 до 5 тысяч рублей, либо лишение прав от года до полутора.

— И все? — сокрушается Наталья. — Я даже слов извинения от нее не услышала. А Сережка — вторая неделя пошла — до сих пор ждет, между прочим…

К слову, водительские права Юлия Потапова получила в 2004 году. За последние шесть лет водительского стажа у нее ни одной аварии, за это время на ее иномарку было выписано 11 штрафов: за превышение скорости, выезд за стоп-линию и проезд на красный свет.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Максим Кустовой, Пермь:

— В подобной ситуации мама пострадавшего ребенка, безусловно, имеет право написать заявление в суд о возмещении ей и ее сыну морального вреда в связи с ДТП. Ответчик — владелец источника повышенной опасности. К заявлению нужно приложить документы, связанные с аварией, и заключения специалистов-психологов о том, что ребенок в результате ДТП испытал моральные и нравственные страдания. По самым оптимистичным прогнозам, можно отсудить 20 — 30 тысяч рублей, а учитывая общественный резонанс, и до 40 тысяч.

Добавить комментарий