Еще двое пермских полицейских оставлены на свободе после издевательств над свидетелем

Сразу после оглашения обвинительного приговора пермскому полицейскому Анвару Исмакаеву его расцеловала счастливая жена. Ведь гособвинение требовало реальный срок в 3 года, а суд ограничился условным в 3 года 2 месяца с испытательным сроком 2 года, штрафом в 100 тысяч рублей и лишением права служить в правоохранительных органах в течение 2 лет. Между тем, в действиях осужденных за фальсификацию доказательств (часть 1 статьи 303 УК РФ), превышение должностных полномочий в виде избиения свидетеля Василия Коротаева и применения к нему наручников (пп. «а, б» части 3 статьи 286 УК РФ) судья Антон Долматов усмотрел отягчающие вину обстоятельства — совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору.

Признание — царица доказательств

Старшие лейтенанты Исмакаев и Скорынин служат оперуполномоченными в отделении по раскрытию краж и угона автотранспорта отдела уголовного розыска ОП № 4 (дислокация Мотовилихинский район) управления МВД России по Перми. 17 мая 2017 года отдел дознания возбудил уголовное дело по факту кражи мотороллера в микрорайоне Висим. Согласно первоначальной версии, к совершению преступления мог быть причастен местный житель Коротаев. Получив от дознавателя поручение узнать его домашний адрес, оперативники Исмакаев и Скорынин 25 мая задержали этого свидетеля, надели на него наручники и на автомашине в 8 часов 19 минут доставили в райотдел — в свой кабинет № 219.

Коротаев отрицал причастность к криминалу и отказался писать явку с повинной. Тогда к 19 часам 40 минут были оформлены рапорты и протокол об административном правонарушении по статье 19.3 КоАП РФ («Неповиновение законному требованию сотрудника полиции»). За это грозит административный арест на срок до 15 суток. Мотовилихинский районный суд Перми 26 мая ограничился 5 сутками. При выходе 30 мая из спецприемника Коротаева встречали друзья, родственники и оперативники, которым он вновь отказался дать признательные показания.

В полицию вломилась прокуратура

Утром 9 июня за Коротаевым снова пришли в квартиру. Полицейский Скорынин ударил его кулаком в живот, а полицейский Исмакаев надел на него наручники. В машине и в райотделе избиения продолжились с новой силой. Неожиданно в кабинет № 219 постучали. Потом еще — и решительнее, громче. Открыв по телефонному приказу своего начальства стальные двери, оперативники увидели помощника прокурора Мотовилихинского района Перми Кондрашина. Затем сюда прибыли и другие прокурорские чины.

Вызванной в дежурную часть бригаде «скорой помощи» Коротаев сказал, что его избили полицейские. Аудиозапись звонка стала уликой в деле о превышении должностных полномочий — как и видеозаписи из отдела, также исследованные судом. До пребывания в кабинете № 219 на лице у свидетеля не было заметно никаких повреждений. После — видеокамеры внутреннего наблюдения зафиксировали припухлости, покраснение, кровь под носом, кроме того Коротаев хромал.

Как выяснилось, за помощью в прокуратуру обратилась его мать — и вовремя. Видео с айфона помощника прокурора Кондрашина также приобщено к материалам уголовного дела против местных держиморд.

Мели Емеля, твоя неделя

Пермский краевой суд 4 июля 2017 года не поверил заверениям оперов Исмакаева и Скорынина, отменил постановление Мотовилихинского райсуда об административном аресте Коротаева и прекратил производство — за отсутствием состава правонарушения в его действиях. Будучи обвиняемыми и подсудимыми, временно отстраненные от службы полицейские Исмакаев и Скорынин продолжили свою деятельность. И не без помощи сослуживцев. Так, сотрудник дежурной части ОП № 4 Коньшин уверял, что не записал Коротаева в журнал задержанных «по забывчивости». А командир взвода ППС Старков, составивший протокол об административном правонарушении со стороны Коротаева, запамятовал, какое время указал в своей фальшивке.

На оглашение приговора Исмакаеву и Скорынину в Мотовилихинский районный суд Перми 20 июля явились 15 коротко стриженных, накачанных полицейских в штатском. Каждый предъявил судебному приставу служебные «корочки» — и через отключенный металлодетектор прошел к залу заседаний без всякого досмотра.

Гособвинение требовало реальный срок в 3 года Исмакаеву и Скорынину, а суд ограничился условным в 3 года 2 месяца с испытательным сроком 2 года, штрафом в 100 тысяч рублей.

«Я закон блял, блюду и блясть буду»

Подобную картину служивой наглости и ведомственной вседозволенности пришлось наблюдать и 12 июля 2017 года в Дзержинском районном суде Перми. Поддержать подсудимого Андрея Яковлева тогда явились 13 его сослуживцев из ОП № 7 (дислокация Свердловский район) управления МВД России по Перми. Признав бывшего оперуполномоченного отдела по раскрытию краж уголовного розыска виновным в тяжком преступлении, предусмотренном п. «а» части 3 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия») судья Светлана Треногина оставила его на воле. Наказание — 3 года условного заключения с испытательным сроком 4 года, лишение права в течение 2 лет занимать должности в правоохранительных органах с обязанностью ежемесячно регистрироваться в уголовно-исполнительной инспекции.

Доставляя 23 июня 2016 года в полицию Дениса Гедрецова, который был и остался свидетелем по делу о краже мобильного телефона, одетый в штатское лейтенант Яковлев применил силу. Ударив не менее трех раз кулаками в тело и один раз в голову, полицейский-качок нанес свидетелю закрытую черепно-мозговую травму в виде сотрясения головного мозга и другие повреждения. В основу обвинительного приговора были положены не только последовательные показания самого потерпевшего, который после пережитого 2 недели лечился на больничной койке.

Охранник автостоянки возле дома № 33 по проспекту Парковый в Перми Амир Сайдуллоев видел, как в полдень двое неизвестных схватили Гедрецова, надели на него наручники, забросили в автомашину и увезли. Приехавшему вскоре Шалагинову, знакомому Гедрецова, охранник показал пятна крови на асфальте. На вопрос «Били?» Сайдуллоев утвердительно кивнул головой. Зыкова, соседка Гедрецова, сообщила, что ближе к вечеру видела его в сопровождении двух молодых людей — на рубашке у Гедрецова темнели пятна крови.

Экспертиза смывов крови, взятых следствием на месте происшествия, подтвердила: она на 99,9% принадлежит потерпевшему. Против обвиняемого Яковлева оказалась и экспертиза изъятых СКР у Гедрецова рубашки, шортов, кроссовок, шнурков — все они были закапаны кровью. Однако обвиняемый Яковлев отрицал криминал в своих действиях, говоря об одном «расслабляющем ударе» в туловище «агрессивно настроенного» потерпевшего и повинился, заплакал, только в последнем слове.

После увольнения из полиции этот Яковлев устроился трудиться воспитателем в Пермское кадетское училище. Невольно вспоминается вечнозеленая милицейская присказка: «Я закон блял, блюду и блясть буду».

Походу менты уже и судьям угрожают, и захватывают суки все больше власти. Рано или поздно между народом и силовиками разразится настоящая война, вот только мусора вооружены до зубов а простому народу запретили даже травматы. Суки чего уж тут сказать, а народ терпилы. Если бы после таких вот новостей, толпа народа подняла на вилы пару десятков случайных ментов, мусора были бы аккуратнее в действиях.

Действительно, воровская сходка, в качестве места для решения проблем, становится привлекательнее полицейского мусорского участка.

Добавить комментарий