Дело прокурора Павлова все ближе к разоблачению провокации

Дело бывшего прокурора Безенчукского района Самарской области Андрея Павлова, которое в апелляционной инстанции рассматривает коллегия судей Самарского областного суда, приближается к своему логичному завершению. Очередное заседание было посвящено изучению видеозаписей, которые еще больше пошатнули позицию государственного обвинения.

Резонансное дело прокурора Павлова, которого обвиняют в превышении должностных полномочий и получении с июля 2016 года по декабрь 2017-го вознаграждений за беспрепятственное функционирование четырех абсолютно легальных автомобильных стоянок (одна из которых вообще является парковкой на придомовой территории с беспрепятственным круглосуточным доступом), расположенных к тому же не в Безенчукском районе Самарской области, а в Кировском районе самого регионального центра, продолжает обрастать новыми интересными подробностями.

Так, во время внимательного изучения видеозаписи задержания Андрея Павлова 8 декабря 2017 года, абсолютно все присутствовавшие в зале заседаний отчетливо услышали, что проходящий по этому делу в качестве «потерпевшего» Александр Орлов, «сам положил деньги в бардачок» автомобиля Павлова и никто его к этому не принуждал ни вербально, ни языком жестов. И это, между прочим, был прямой ответ на такой же прямой вопрос оперативного сотрудника ФСБ: «Вы сами положили деньги в бардачок или вам сказали так сделать?». Странно, не так ли?

К изучавшемуся в ходе судебного заседания видео вообще было немало вопросов. На нем отсутствует самый важный момент, момент передачи денежных средств. Сразу после задержания, по неизвестной причине, оперативные сотрудники ФСБ в присутствии понятых решили осматривать и сверять номера не всех денег, а только у части купюр, хотя сумма в 72 500 рублей не представляет каких-то особенных трудозатрат для изучения. Вызывает вопросы также и продолжительность видео, снятого сотрудниками ФСБ при обследовании автомобиля: Андрей Павлов и его защитники убеждены в том, что запись подвергалась редактированию — запись лишилась нескольких крайне важных для целей установления истины по этому делу эпизодов общей протяженностью 2 минуты 40 секунд.

Еще интереснее обстоят дела с видеозаписью со специальных средств, которые были закреплены оперативными сотрудниками ФСБ на «потерпевшем» Орлове. На записи совершенно очевидно следует, что процесс последнего общения Павлова и Орлова состоял из двух неравных по продолжительности эпизодов. Первый состоял из разговора и закончился тем, что Орлов покинул автомобиль. Андрей Павлов уже собирался уезжать, но Орлов открыл дверь и на несколько секунд вернулся в машину. Именно в этот момент он подбросил деньги и сразу после этого произошло задержание. Кстати, в одной из стенограмм предыдущих судебных заседаний зафиксировано признание «потерпевшего» Орлова в том, что деньги он положил, когда второй раз садился в машину. Это, кстати, прекрасно объясняет уже упоминавшийся совершенно несуразный с юридической точки зрения ответ «потерпевшего» о том, что деньги в бардачок он положил сам, без каких бы то ни было указаний Павлова.

Впрочем, показания «потерпевшего» в ходе расследования этого уголовного дела – это тема для отдельного разговора. Александр Орлов проявил потрясающую гибкость и свободно менял показания с учетом новых обстоятельств. 

Далее, в ответ на желание прокуратуры ужесточить Андрею Павлову, установленное судом первой инстанции наказание в связи с «характеристикой личности», коллегия Самарского областного суда по ходатайству стороны защиты изучила все имеющиеся в материалах дела материалы, характеризующие личность экс-прокурора: грамоты, благодарности (в том числе лично от Генерального Прокурора РФ), приказы о размещении на «доске почета»… Ни одного темного пятна! Получается, логика государственного обвинения состоит в том, что чем лучше человек исполняет свои обязанности, тем более тяжелое наказание должен в итоге понести? Нонсенс!

Единственное, что оставило 19 июля неприятный осадок, так это отказ судебной коллегии истребовать для ознакомления имеющие большую ценность для этого дела материалы, на которые прокуратура, не имея на то достаточных оснований, наложила гриф «Секретно». Не смотря на то, что по действующему законодательству секретность не является непреодолимым препятствием для ознакомления с этими документами, что при соблюдении определенных процедур, суд вполне мог бы ознакомиться с секретными материалами сам и ознакомить с ними подсудимого, коллегия не посчитала нужным этого делать. Что ж, будем надеяться, что это, в конце концов, не скажется на качестве решения по делу.

На этом судебное следствие было закончено. Очередные заседания по делу прокурора Павлова назначены на 25 и 26 июля для прений сторон и последнего слова подсудимого соответственно. Наша редакция продолжит следить за этим резонансным разбирательством.

Добавить комментарий