Отец третий месяц ищет убийцу спецназовца ГРУ, 24-летнего боксера Никиты Жаркова

Недавно Ульяновск потрясла трагическая смерть 24-летнего спортсмена Никиты Жаркова. Сотрудники полиции настаивали на суициде, но отец парня тренер Алексеи Жарков, увидев растерзанное тело своего ребенка, смог добиться возбуждения уголовного дела по статье «убийство». Но с каждым днем надежд на то, что полиция установит людей, которые истязали Никиту, становится все меньше. Именно поэтому Алексей принял решение начать собственное расследование. И сталкивается с все более странными фактами.

«В Ульяновске 24-летний парень покончил жизнь самоубийством», «Боксер выпрыгнул из окна 8-го этажа» — подобные заметки начали появляться в местной прессе после 1 июля. Только позже стало известно, что смерть, которую так хотели выдать за суицид — зверское убийство.

Роковая ночь
Вечером 30 июня Никита Жарков вышел из квартиры, где жил с родителями и отправился в федерацию борьбы ММА на улицу Хрустальную, 8 в Железнодорожном районе Ульяновска. Там его отец Алексей работал тренером. Сына в тот вечер он так и не дождался. Волноваться начал сразу, так как Никита никогда не имел привычки опаздывать, не водился с сомнительными компаниями, не уходил из дома. Алексей пошел по пути, которым должен был идти сын, но никаких его следов не нашел. «Ноги сами повели меня в Железнодорожное РУВД, хотя я и понимал, что прошло всего несколько часов с пропажи сына и мне там вряд ли помогут», — вспоминает тренер. Но его сразу встретил следователь, пригласил в кабинет, выслушал и предложил проехать вместе с сотрудниками на поиски. Алексей предпочел искать сам. Через некоторое время он перезвонил следователю. Тот сообщил, что нашли тело нерусского мужчины, предположительно, таджика, который выбросился из окна. Алексей тогда еще не предполагал, что этот «самоубийца», лежащий под окнами дома на улице Первомайской, и есть Никита. Ведь его сын был светлокожим и с русыми волосами. Но вскоре по отпечаткам пальцев установили личность «таджика». Это был Жарков-младший. В армии он проходил службу в спецназе ГРУ, и его отпечатки были занесены в базу.

Последние минуты жизни Никиты
Прохожие услышали истошные хрипы и крики о помощи. «Быстрее отвезите меня в больницу», — умолял парень. Врачами «скорой помощи» он был доставлен в реанимационное отделение бывшей БСМП на улице Рылеева в центре города. Примерно через час его не стало. Уже позже отец парня недоумевал, почему его сыну не оказали помощь в ближайшем медицинском учреждении, а вместо этого повезли в такую даль? Может, у Никиты был бы тогда шанс на спасение и он рассказал бы о том, кто так жестоко изуродовал его?

«Я отказался забирать незнакомого мне из морга»
Когда Алексей Жарков приехал за сыном в морг, он был ошеломлен. Перед ним лежало тело совершенно незнакомого ему мужчины. «Что здесь происходит, где мой ребенок?», — вопрошал он.

Чтобы убедиться в том, что не произошла какая-то ошибка, он попросил отдать ему одежду сына. Но и тут получил странный ответ. «Тело привезли к нам в морг абсолютно голым», — затараторила работница учреждения. Жарков и еще 10 товарищей Никиты были убеждены, что перед ними лежит совершенно незнакомый человек. И, когда они стали отказываться забирать его, то одежда волшебным образом нашлась.

«Это не была одежда Никиты. Это были половые тряпки из его одежды. Но я понял, что они принадлежали моему ребенку», — вспоминает Жарков, — «Стоя там, рядом с телом сына, которое было изуродовано до неузнаваемости, держа в руках драную, обезображенную грязью и кровью одежду, я уже точно понимал, что смерть моего сына была насильственной».

«Я провел собственный осмотр тела Никиты и понял, что его жестоко пытали»
Поняв, что следствие подгоняет произошедшее под суицид, убитый горем отец принял решение самостоятельно провести осмотр тела. Обнаруженные увечья повергли его в шок. «Что хотели эти садисты от моего ребенка?», — вертелось в его голове.

Из записей, которые сделал Жарков по результатам осмотра трупа своего ребенка: «На запястьях верхних и нижних конечностей имеются вдавленные борозды, похожие на следы от наручников. На шее 3 странгуляционные борозды, следы от сдавливания каким-то жгутом и следы пальцев рук с обеих сторон шеи. На кожных покровах нижних конечностей и туловища, волосистой части головы имеются множественные ушибы, гематомы, ссадины. Имеется открытая рана тыльной поверхности левого предплечья, в которой видны фрагменты костей. Форма лица нарушена за счет отека мягких тканей, множественных гематом, подбородок смещен назад и в сторону от средней линии. Наблюдается нарушение симметрии носа. Множественные гематомы лица. Кровоподтеки фаланг нарушение целостности ногтевых лож на обеих руках…»

Как от одного удара о землю могли возникнуть все эти травмы? И почему одежда парня не подвергалась исследованиям? На ней множественные разрывы, грязь, следы крови и пятна зеленого цвета, как будто следы волочения по траве. Почему все это не заинтересовало сотрудников УМВД России по Ульяновской области? Вопросов возникало все больше, ответов не было. Понимая, что если сына признают самоубийцей, то на этом поставят точку, Жарков отправился за помощью в Генпрокуратуру в Москву. Только после этого в Ульяновске было возбуждено уголовное дело по факту предполагаемого убийства Никиты. Но и сегодня его близкие еще не уверены, что это дело не спустят на тормозах.

«Свидетели убийства есть, но они бояться!»
Алексей Жарков также уверяет, что недавно ему удалось найти очевидцев гибели его сына. Более того, они готовы дать показания, но лишь в том случае, если подозреваемые будут задержаны. Люди бояться за свои жизни и безопасность родных.

Добавить комментарий